Dmitry Shoev (stpython) wrote,
Dmitry Shoev
stpython

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Angry indian birds


        Наш первый день, погода так себе. Андрюха Мороз свой новый крыл уже потестировал и, довольный, штатно посел. Я ковыряюсь недалеко от старта, когда на связь выходит ПараВовка с сообщением "Караул, птицы убивают, падаю с запаской!" Осматриваюсь, нахожу его неподалёку. Действительно, падает. Пока он вниз, я продолжаю вверх, запас высоты не помешает. Замечаю, где он плюхнулся, и иду к нему, по дороге допытываясь, как у него самочувствие. Не отвечает. Прихожу, засекаю точку, координаты сообщаю Морозу на землю, продолжаю крутиться, высматриваю. Крыло шевелится (живой), но как-то странно: будто полощется, дёргается беспорядочно. Скоро выходит на связь и вызывает в рядах радиослушателей массовое веселье: мол, в стропы ему влетел гималайский грифон, и мало того, что они с ним вместе на запаске плюхнулись, так теперь ещё и на земле отношения выясняют. У Вовы была в этот момент включена камера, и... видео таки появилось на ютубе! Я так думаю, это был первый гриф, приземлившийся на запаске. По крайней мере, задокументированный.

        Пока Владимир сражается с курицей, я гуляю над отрогом, по которому ему предстоит спускаться - пытаюсь оценить его перспективы. Склоны выглядят вполне пешеходно. Чуть ниже замечаю стадо горных коз, явно не дикое: рядом пасутся три лошадки, и бегает собака, валяются какие-то артефакты. Спускаюсь пониже. Пастуха не видно, но он явно есть: либо скоро придёт, либо дрыхнет вон под тем одеялом. Это хорошо: будет проводник, и, учитывая позднее время, место для ночлега, вода и, возможно, даже еда.
        Легко летается в Бире: захотел - скрутился, захотел - набрался. Выбираюсь обратно наверх; Вова уже собрался и идёт по гребню отрога вниз. Летаю над ним, сопровождаю. Становится скучно. В голову приходит мысль, что ему понравится иметь фотки, в которых видно, как он бодро шагает по джунглям, вид сверху. Над гребнем постоянно поддерживает, так что можно летать туда-сюда, особо не заботясь о запасе высоты. Беру клеванты в одну руку, снимаю. Получается как-то мелковато:

        Снижаюсь, снова снимаю:

        Хочется ещё крупнее. Ещё снижаюсь. Хрррррясь! Готов второй турист. Натурально, свил гнездо! Развесился, как маленький. И стыдно, и смешно. Мороз в рации откровенно угорает.
        Гнездо получилось высокое:

        Метров 10 до земли, а там - камни на крутом склоне, падать/прыгать совсем не хочется. И ночевать бы мне на дереве в перекошенной подвеске, с постоянно затекающими конечностями, если б не Андрюхин ролик. Посмотрел накануне, закупился верёвками, карабинчиком лёгким, спусковым устройством. "Не пригодится, конечно, - думаю, - но пусть будет, мало ли". Ага... В первый же день! Хозяйке на заметку: пятёрочку брать не стоит. Я вот взял: шестёрки, как и семёрки, в магазине не было, а в последний день сбегать куда-то ещё не успевал. Взял, и очень сильно испугался, когда, начав спуск, понял, что не удерживаю её, даже обмотав руку (во флисовой перчатке). Хорошо, несколькими метрами ниже ветка оказалась. Закрепляюсь на ней, организовываю на дополнительном мелком карабинчике узел UIAA (тут пригодились наши с Лёхой развлечения в парке со слэклайнами-верёвочками) и только после этого спуск становится контролируемым:

        А ведь Вовка ещё в Домодедове про бивачные полёты шутил, зараза.
        Выходим на пастбище. Скоро, действительно, подходит пастух. По-английски он понимает только одну наивную фразу "дуюспикинглиш" и отрицательно мотает головой. Так что мы с ним потом постоянно в "крокодила" играли. Особенно мне понравилось, как Вова спрашивал, обитают ли тут опасные дикие хищные звери.
        Устраиваемся на ночлег. Высота - примерно 2300. Следуя виденному когда-то в инете ролику, Вовка сооружает из своего крыла крутую палатку:

        На землю стелим кусок полиэтилена (Борменталь как-то рассказывал, что вещь полезная, ну я и закинул в карман рюкзака на всякий случай). Рюкзаки кладём вниз: земля скоро остынет. Запаску стелим поверх параплана, и зря: обильная роса пропитает её насквозь, превратив в мокрую холодную тряпку. Надо было запихнуть её внутрь. Индус выдаёт пару одеял. У костра доедаем огрызок случайно захваченного с собой мегаоладышка и три миллипряничка, сохранившиеся ещё из Москвы. Пряничками этими меня угостила сотрудница в пятницу перед отъездом. Я был не голоден и взял их домой, а дома бросил в рюкзак с прицелом на долгую пересадку в Дубаях. Там они тоже уцелели и перекочевали в кокпит. И оказались съеденными ночью у костра в Гималаях, как раз на троих по одному: мне, Вовке и индусу-пастуху.
        Сидим у костра, болтаем. Падают звёзды. Внизу знакомо светится огнями густонаселённая долина. Из темноты выплывает белая лошадь, фыркает и уплывает обратно в темноту. Пугает до полусмерти незаметно подкравшийся и громко чихнувший над самым ухом казззёл. После восхода луны включается холодный слив с гор, но через часик прекращается. А два года назад луна выходила гораздо раньше. Видимо, лунный и солнечный календари рассинхронизированы. Как-то не задумывался об этом раньше.
        На рассвете пастух будит и спрашивает, когда мы собираемся улетать. Ещё раз в лицах изображаю ему истории с огромной птицей Гастелло и глупым фотографом-древолазом и пытаюсь показать, что, скорее всего, никуда мы не полетим, а останемся пока тут. Озадаченный, затихает, а потом переключает внимание на мою тёплую меховую тибетскую шкуру. Когда-то она мне очень помогла, но сейчас дарю её. Всё равно хотел заменить на лёгкую пуховку.

        Ложусь досыпать. На солнышке тепло, но мешает спать проснувшееся и непрерывно блеющее сотней голосов стадо.

        Когда окончательно просыпаемся и начинаем собираться, пастух зовёт завтракать. Я, честно говоря, думал, что накормит какой-нибудь своей диковинной гадостью. Но очень хотелось жрать. И оказалось, что завтрак простого индийского парня весьма приятен на вкус! Рис с варёной картошечкой в каком-то жирном соусе с карри. Пальчики оближешь! Ещё и потому, что ни ложек, ни вилок нет. Они ж руками едят, дети природы. Хорошо, у Вовки нашёлся какой-то хитрый дезинфицирующий гель для рук, не страшно было.

        Ещё совет молодому Робинзону: с помощью золы из костра жир хорошо смывается даже холодной водой.
        Встречаемся с Морозом, пришедшим помогать снимать с дерева моё крыло, и его проводником из местных. Крыло уже сняли неизвестно откуда взявшиеся индусы-спасатели с соревнований. Ещё вчера тут никого не было, а сегодня уже толпы народу по горе шляются! Отбираем у них крыло, благодарим и идём вниз. Дорогу показывает проводник.

        Устали, конечно. Уклон в среднем - как тропа на южаке Клемухи. Идти можно, но с камнями, колючими кустами и парапланерным рюкзаком тяжело с непривычки. Кстати, рюкзак от Аэроса - дерьмо аццкое, не дай Отто с ним далеко ходить. Поясная лямка рассчитана на доброго толстячка и на стройном мне, даже затянутая до предела, свободно болтается. В результате рюкзак висит на плечах, страшно утомляя. Я уж не говорю про вечно ломающиеся защёлки. В топку. Вернусь - заменю на что-нибудь приличное, советуйте.
        Во-о-от. Ну, и всё, собственно. Спустились в какую-то деревню, взяли там такси (такси! в деревне! ещё и выбор был!) и вернулись в Бир. У вовкиного Меркури по шву порвана одна секция, примерно на четверть хорды; починке в местных условиях подлежит. У моего Сарматика повреждены оплётки двух строп. В принципе, сердечники целы, и жить пока можно и так.

        Вовкина новая ручка запаски:


        Все фотки здесь.
Tags: flying, photo, video
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 137 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →